Nathalie-cat
Ах, что может быть столь же прекрасно, как ветерок? Только симметриада!
21.07.2017 в 23:49
Пишет _Полярная_:

ОЭ, драбблы
...когда я пишу истории, они о ком-то, кто приходит, редко называя имена.
Так и в этот раз.
Эти истории пришли мне в таком виде, в выкладку их по разным причинам не взяли, поэтому я беру их себе в дневник. Я знаю, что их у меня не получится править, переписывать, расписывать. Они просто есть. Такие, какие есть. Даже если у них несоответствия с матчастью или слишком маленький объём. Они - для меня - закончены. Поэтому они тут. Я не знаю, о ком они, чью волну в эфире я поймала. Но я не буду пойманное менять. Пусть будет, какое есть...

Возвращение жизни

Рокэ Алва/Айрис Окделл, Ричард Окделл
джен, general, мистика, PG
На заявку "Магическое ау. Все поместья, особенно старые, являются местами силы. В свое время Джулиан Окделл, прозванный позже еретиком, сделал все, чтобы Надор хранил в себе прорву энергии. И поколения Окделлов потихоньку пользовались этим, во многом даже не осознавая. Но после смерти Эгмонта Надор как будто стал остывать и слабеть. Он перестал быть домом для своих хозяев, из-за этого и угнетенное состояние всех и вся, и ожесточение Мирабеллы, хорошей к слову ведьмы, и болезни детей. Сильная утечка силы произошла, потому что кто-то нехило присосался к Надору, используя для этого останки Эгмонта - привет, как говорится, некромантии. Кто, почему, зачем, как это обнаружили и кто - хз. Я даже без понятия, кто поможет Окделлам. Но после того, как утечку перекрыли, Надор мгновенно изменился, наполнившись силой.
Как наливаются красками гобелены и фрески, как пульсирует силой камень, как исчезает затхлость и серость и сменяется сначала золотой дымкой выплеснувшейся силы, а потом несется волна жизни. И счастливый вздох камней. И очистившийся от тяжести, мрачности и угнетенности воздух."

…Первым, кого Айри встретила в особняке Рокэ Алвы, был Дикон. Обняв брата, Айрис предупредила, что у неё к нему и к его эру есть серьёзный разговор.
Брат с сестрой расположились в Изумрудной гостиной, им подали лёгкие закуски и вино.
- Надор совсем остывает… Дейдри и Эдит больны, маменька ожесточилась на всех… мы не можем протопить замок, сила уходит из него. Кто-то тянет соки из нас… Тебе не удалось выяснить, кто бы это мог бы быть?
- Не удалось… я всё время просиживал в библиотеке, пытаясь найти ответ, кто это мог нам так подгадить. Пока не понял ничего. Ни кто, ни как…
- А у эра Рокэ спрашивал?
- И что у меня должен был спрашивать ваш брат? – Рокэ Алва подкрался бесшумно, проскользнул в гостиную, взял кубок вина и устроился в одном из кресел неподалёку от камина.
- Что может случаться со старыми замками и поместьями? Почему из них и их обитателей как будто выпивают, вытягивают силу?..
Айрис с восторгом уставилась на знаменитого Ворона. Впрочем, она быстро взяла себя в руки.
- Случиться может много что… расскажите подробнее. И нет, юноша у меня ничего не спрашивал.
- Дикон! – Айри с упрёком посмотрела на брата, но дальше продолжать не стала, вернувшись к герцогу Алва.
- Понимаете… Ещё Джулиан Окделл, прозванный позже Еретиком, сделал всё, чтобы наш замок хранил силу Повелителей Скал. Я думаю, вам не надо объяснять, что значит наполненное силой поместье…
Ворон кивнул, и Айрис продолжила.
- Ну так вот… А после смерти отца, не в обиду вам, Надор стал остывать и слабеть, перестал быть домом для нас. Угнетение, тоска, унылость, болезни… Маменька это чует сильнее нас, она знающая не из последних, но и она не может сделать ничего. И заговоры кормилицы не помогают… А, когда они читают заклятия вдвоём, помогает, но ненадолго.
- К сожалению, я не могу сказать ничего определённого, - Рокэ Алва задумчиво крутил опустевший бокал в пальцах. – Но, признаться, мне стало любопытно. Предлагаю, если вы не возражаете, - он иронично улыбнулся оруженосцу, - навестить Надор немедленно и разобраться с проблемой там. Смею надеяться, моя кровь может уберечь вас от… многого.
- Разумеется, мы согласны! – в один голос воскликнули брат с сестрой, сияя просветлевшими лицами.
- А зачем это надо вам? – подозрительно спросил Ричард.
- Чтобы не перекинулось на меня, - отрезал Ворон. – Собираемся.

Надор встретил кавалькаду запустением. И день вроде был солнечный и ясный, и пейзажи вроде бы были разнообразными, а… было ощущение какой-то унылости, опустошённости. Тощие овцы бессмысленно бродили по хилым пастбищам, сонные пастухи выглядели немногим жизнерадостнее их.
Замок встречал… это было даже не мрачностью. Это было – вытягиванием силы. Айрис, поёжившись, незаметно передёрнула плечами.
- Маменька, я сбежала, - с порога объявила она герцогине, вышедшей встречать прибывших. – Но я привела того, чья кровь поможет нам.
- Ну, если так… - Мирабелла Окделл оглядела гостя с сомнением, перемешанным со жгучей ненавистью… и, как ни странно, надеждой. И церемонно поприветствовала его и детей.

Рокэ Алва обошёл весь замок и его окрестности, всюду беря с собой Ричарда или Айрис. Мирабелла сторонилась его, поджимала губы, но препятствий не чинила. Надеялась. Младшие девочки почти не выходили из своих комнат, болея то одним, то другим, у а Айри всё чаще случались приступы грудной болезни, позабытые по дороге в Олларию и обратно.
Последним Алва посетил фамильный склеп.
- К вашему отцу присосался некромант, - сообщил он обалдевшему Ричарду таким тоном, будто речь шла о погоде. – Понимаете… Эгмонт Окделл был полноправным хозяином. Но не вы, пока связь не окрепнет, а окрепнуть она не может, так как старого хозяина ещё не отпустила земля. Кто-то тянет силы из замка и земель… И у меня нет желания выяснять, кто же решил поживиться таким образом. Я проведу обряд на крови, это должно помочь…
Ритуал был сложным, Ричард и Айрис его не запомнили. Просто в нужных местах сказали свои сова, капая своей кровью на ветви рябины и падуба.
Вначале ничего не происходило. А потом… Потом будто лопнула струна, лопнула – и на её место пришла другая, целая. Волна света будто бы прокатилась, очищая всё. Надор практически мгновенно начал меняться, наполняясь силой. Исчезали трупики моли, наливались красками гобелены и фрески, переставал крошиться, восстанавливался и начинал пульсировать силой камень… Очищались стёкла окон, наливались блеском зеркала, очищались от ржавчины доспехи рыцарей и висящее на стенах оружие. Затхлость, серость, уныние исчезали, сменяясь сначала золотой дымкой выплеснувшейся силы, тихим светом возвращения на круги своя, а потом – несущейся волной жизни. Счастливо замяукала кошка во дворе, готовясь вот-вот окотиться. Поварёнок на кухне едва не уронил вертел, увидев, как сочнее стала курица. Эдит закашлялась – и кашель оборвался на середине, будто не было его, на щеках сестёр проступил румянец. Айрис почувствовала, как с плеч свалилось что-то тяжёлое, Ричард – что исчез давящий взгляд, Мирабелла – как восстанавливается связь, будто ребёнок, у которого ранее пережали пуповину, теперь освобождён и получает полностью питание от матери. А Рокэ… Рокэ казалось, будто нога, негнущаяся раньше, вдруг стала легко сгибаться и разгибаться. И все слушали счастливый вздох камней и радостное пение ветра, как наполняется счастьем очистившийся от тяжести, мрачности и угнетённости воздух. И как поют земли Надора, наливаясь соками, наполняясь ими – до краёв и через край…
В Надор пришли свобода, свет и счастье.
В Надор – вернулась жизнь.

А по осени Рокэ увёз из Надора счастливую невесту. Не зря Ричарду снилось, как Ворон вручает Айри браслет невесты, а потом берёт её браслет… И сам Дикон подносит новобрачным два бокала вина, чувствуя, как круг замыкается – правильно…



Лисье счастье

драббл, 437 слов
Филипп Аларкон/Иоланта Манрик
гет, general, G
На заявку Аларкон/Иоланта Манрик. На базе этого: Эммануил Манрик (374 к.М.—44 к.С.), сын трактирщика из Хексберга. Слухи о гоганском происхождении не соответствуют действительности. В 393 к.М. Манрик вместе с тремя друзьями решил попытать счастья на воинском поприще, пристав к отряду наемников. Зарекомендовал себя посредственным солдатом и отменным интендантом и вербовщиком, став правой рукой капитана Ларака. Когда Ларак присоединился к Франциску, Манрик стал ближайшим советчиком и помощником Бездомного короля по всем вопросам, не касавшимся воинских дел. После захвата Талига Олларом – бессменный тессорий. В 4 году к.С. женился на сестре графа Савиньяка. Умер и похоронен в Олларии. АУ: Иоланта сбежала из дома, Филиппа за характер называют Лисом.
Для голосования: #. fandom OE-AU 2017 - "Лисье счастье"

Филипп Аларкон улыбался часто. Мечтательно – перед боем… но в этот раз – нет, её нельзя было назвать хорошенькой. Она была прекрасна – рыжие локоны, изумрудно-зелёные глаза, почти застенчивая мечтательная улыбка и хищное выражение лица… Раньше так рисовали ведьм. Наверное, она и была ведьмой. Десятой кэцхен…
Филипп недолго мечтательно улыбался. Капитан-командор был человеком решительным, и, как в бой, осторожно ринулся узнавать, кто эта прекрасная незнакомка. Иоланта Манрик, внучка тессория?.. Филипп думал посвататься, но помешали дела, а потом было некогда… Но два танца с рыжекудрой красавицей капитан-командор забыть не мог. Кэцхен в танце с ним хитро улыбались изумрудными глазами, прятали жемчуг под рыжие косы, какие носят замужние женщины в Хексберг…
А потом была война, и было не до романтики.

Каково же было удивление Филиппа, когда поздней ночью к нему в дом постучалась… служанка сказала – молодой господин. Молодой господин, приглашённый в гостиную, с порога признался в том, что он девушка.
– Я помню, я понравилась вам на балу. Очень. Поэтому и решила в этом городе обратиться, в первую очередь, к вам. Я ведь в вас влюбилась… А теперь я сбежала из дома. Вы, наверное, знаете, мой предок был хексбергским трактирщиком, пока не ушёл с Олларом и не стал тессорием. Я не желаю быть разменной монетой в руках родни, не желаю, чтобы через мой брак мой отец мог стать вице-тессорием – продолжать семейную традицию надо своим умом, а не моим браком. Я продолжу другую семейную традицию, я выкуплю трактир предка и буду его хозяйкой. Но, прежде чем я это сделаю, мне нужно разузнать обстановку. Кто мне в этом может помочь лучше, чем вы?
Они проговорили до утра, вначале в гостиной, потом в спальне. Утром графиня Манрик стала рейин Аларкон, днём – владелицей вожделенного трактира.

Дела у бывшего владельца шли плохо, но Иоланта недаром росла в семье тессория и прекрасно знала, как поправить дела трактира. Она решила оформить трактир так, как он был при первом ещё не графе Манрике.
Дела пошли успешно, хексбергцы быстро оценили стилизацию под старину, а главное – вкусные блюда и напитки за приемлемую цену. Рейин Аларкон, смеясь, опровергала слухи о своём гоганском происхождении…
Рейин Аларкон вообще часто смеялась. Они с Филиппом были парой хоть куда… И кэцхен десятой, рыжей, ведьме являлись в истинном обличье и всегда были рады ей на своей горе…

– Дорогой, я жду от тебя ребёнка…
Филипп подхватывает жену и кружит по комнате, нежно целует в некрупный рот, сцеловывает слёзы счастья с пушистых ресниц. Филиппа прозвали лисом, Иоланта так похожа на лису… интересно, сколько лисят она родит?..
Лисье счастье – многого не надо. Море у лиса, трактир у лисы, уютный дом для них и их лисят… Счастье – глядеть в глаза друг друга, счастье – быть вместе, и вместе же с кэцхен танцевать – тоже счастье…


Лисье счастье
Филипп Аларкон/Иоланта Манрик, гет, general, G




Цикл: Олаф Кальдмеер и его флот
Кошмары
джен, ПОВ, general, мистика, G
На заявку "Кальдмеер не просто так ударился в религию. В Эсператии он ищет силы и надежду, потому что каждую ночь к нему приходят призраки погибших и каждый обвиняет его в гибели флота. Они кричат, что он убил их, и Олаф верит. Просыпается в холодном поту и ищет спасения у Создателя."

…Каждую ночь ко мне приходят призраки погибших. Весь мой флот. Они… кто-то в открытую обвиняет меня, крича, что я их убил, кто-то молчит, и в этом молчании мне видится ещё худшее обвинение…

Я не могу им не верить, потому что это правда.

И только Создатель помогает мне. Он отвечает на мои… это даже не молитвы. Это безмолвная… не мольба, просьба – не оставить. Дать силы. И возможность – искупить…

И Он не оставляет меня.


Цикл: Олаф Кальдмеер и его флот
Возвращение
джен, ПОВ, general, мистика, G
На заявку "Олаф просит Вальдеса взять его в море или Вальдес сам предлагает, но в море они встречают дриксенский корабль.Военный. Вальдес не может такое упустить, хотя ему и не по вкусу, что Кальдмеер при сем присутствует. На корабле обнаруживается Хохвенде и Олаф внезапно для Вальдеса требует (не просит, а именно требует) повесить его. Вальдес не против. После повешенья Хохвенде вокруг Вальдеса образуется что-то типа шторма или воронки, а когда все стихает, то он видит дриксенский флот. В том составе, в котором он ушел из Хексберг, но вполне себе живой."

Я попросил Ротгера взять меня в море.
Выйдя в море, я почувствовал, что жив и вернулся домой, хотя меня постоянно преследовало ощущение, что я не имею на это права, ведь весь мой флот – на дне.

Мы встретили «Полёт чайки», фрегат моей родины, киршенбаумских верфей. Ротгер предсказуемо пошёл на абордаж, хотя ему явно перестало нравиться моё присутствие. На корабле внезапно оказался Хохвенде, и я внезапно для Ротгера потребовал его повесить. Если мой флот на дне, то эта удравшая мразь, из-за которой, в том числе, поднялся шторм, не имеет права жить.
Ротгер не возражал.

А после повешения… я воочию убедился, что Создатель существует, а также, что древнее поверье справедливо. Вокруг нас внезапно возник шторм, а, когда он стих, мы увидели Западный флот. В полном составе, в котором он ушёл от Хексберг.

Я и не смел надеяться.





URL записи